Нормандская заморозка

Переговоры по Донбассу зашли в тупик. Почему для Путина и Зеленского они стали успешными?

Нормандская заморозка
https://www.peyk.az

Первый за три года саммит «нормандской четверки» завершился с весьма скромным результатом. Лидерам России, Украины, Германии и Франции удалось согласовать только точечные меры. Причем ни о каком завершении конфликта в Донбассе речи не идет — в лучшем случае о стабилизации. В итоговом заявлении стороны вновь заявили о приверженности минским соглашениям 2015 года, однако говорить об их выполнении пока не приходится. Несмотря на это президент Украины Владимир Зеленский и его команда наперебой заявляют об успехе переговоров. Почему в Киеве склонны переоценивать итоги саммита и какие изменения ждут жителей Донбасса — в материале «Ленты.ру».

Домашнее задание

После пресс-конференции лидеров стран «нормандской четверки» президент Украины Владимир Зеленский заявил, что дискуссия по поднятым в Париже вопросам продолжится через четыре месяца и что Киев не получил никакого «домашнего задания» перед следующим саммитом.

Украинский лидер слукавил.

Первый из трех пунктов итогового коммюнике по результатам переговоров прописывает «комплекс немедленных мер» по стабилизации ситуации в зоне конфликта в Донбассе. Он предполагает полное прекращение огня до конца этого года, для чего будет усилена наблюдательная миссия ОБСЕ, и подготовку трех новых участков для разведения войск украинской армии и самопровозглашенных ЛНР и ДНР. Отвод вооружения и сил должен состояться не позднее марта 2020 года. Кроме того, «нормандская четверка» будет работать над тем, чтобы до конца года провести обмен пленными между Киевом и Донбассом по формуле «всех на всех».

Минские соглашения остаются базой для дальнейшего урегулирования конфликта, к тому же лидеры стран выступили за внесение изменений в конституцию Украины на основе «формулы Штайнмайера». А она предполагает проведение местных выборов на территории ДНР и ЛНР с последующим принятием закона об особом статусе территорий и амнистии. Именно теме выборов и особого статуса планируется посвятить следующий саммит, который пройдет в марте следующего года в Берлине.

 

Так что в ближайшие четыре месяца Украине предстоит весьма напряженная домашняя работа. И это при том, что формально «нормандская четверка» смогла согласовать самый минимум, без которого переговоры стоило бы признать провалившимися. Но этого минимума не хватит для выполнения даже нескольких пунктов минских соглашений. Так, ключевым моментом считается полное разведение войск на всей линии соприкосновения, без которого невозможны дальнейшие шаги — в первую очередь местные выборы в Донбассе по украинским законам, на которых так настаивает Киев. К обсуждению вопроса об особом статусе для ДНР и ЛНР стороны и вовсе не подошли, а ведь это является главным условием самопровозглашенных республик для заключения мира с Киевом.

 

Зеленский признает, что на саммите не удалось решить все волнующие Украину вопросы, например, получить контроль над границей с Россией в зоне конфликта, обсудить отказ от федерализации и даже решить газовый вопрос тет-а-тет с Владимиром Путиным. Однако Зеленский настаивает, что переговоры прошли позитивно, ведь ему «удалось разблокировать диалог с Россией», а с Путиным у них вышла «ничья».

Видимо, причины неоднозначной оценки президентом Украины итогов своей борьбы на внешнеполитическом фронте стоит искать в политике внутренней.

Голос улиц

К моменту окончания встречи «нормандской четверки» под окнами офиса Зеленского уже третьи сутки стоял палаточный городок. Люди вышли на улицы еще 8 декабря по призыву трех политических сил — партии экс-президента Петра Порошенко «Европейская солидарность», «Батькивщины» Юлии Тимошенко и «Голоса» Святослава Вакарчука. Накануне саммита они выставили Зеленскому ряд ультиматумов: никаких компромиссов насчет европейского и евроатлантического курса; никаких политический действий (в том числе выборов) на временно оккупированных территориях Донбасса до выведения «российских войск», разоружения незаконных вооруженных формирований и установления контроля над государственной границей; никаких компромиссов насчет деоккупации и возвращения Крыма; никаких приостановок международных судебных процессов против России.

Вскоре к пикетчикам присоединились националисты — в частности, экс-глава батальона «Азов» Андрей Билецкий, который ранее пригрозил сорвать разведение войск в Донбассе и практически добился своего. Накануне «нормандского саммита» его сторонники заявили, что внимательно следят за ходом переговоров и готовы «перейти в наступление», если им не понравятся их итоги. Именно эта часть украинского общества является гарантом соблюдения требований Порошенко и других патриотических ультрас украинской политики.

В октябре они уже дали понять команде Зеленского, что представляют серьезную угрозу: вывели тысячи людей на улицу из-за согласования «формулы Штайнмайера» — по мнению этой части украинского общества, это капитуляция перед «российской агрессией». Сторонников курса Порошенко совершенно не смущает, что именно он подписал минские соглашения и программу мирного урегулирования в 2015 году, то есть согласился с тем, что разведение войск и амнистия — первоочередные задачи.

 

Как пояснил «Ленте.ру» директор Центра изучения украинской политики Максим Семенов, формально Зеленский обладает всей полнотой власти в стране, но де-факто его команда разделена между несколькими центрами силы и находится под внешним влиянием. «Киев боится активности уличных радикалов, — считает эксперт. — Представители власти понимают, что в случае чего защищать их некому, проливать на улицах кровь за Зеленского никто не будет. По всей видимости, повторяется сценарий "Порошенко 2.0", когда на словах Киев за мир, а на деле Украина не готова выполнить взятые на себя обязательства».

Об этом же говорит российский политолог Алексей Чеснаков, знакомый с ходом переговоров Москвы и Киева на «нормандском саммите». Он рассказал, что делегаты из Киева «жаловались, что на Украине будет революция, и националисты их свергнут, если они попытаются выполнить минские договоренности». Однако Россия, Германия и Франция настояли на соблюдении протокола.

Дело в том, что даже в команде украинского президента есть сильная фигура, которая очевидно не заинтересована в выполнении минских соглашений. Это глава МВД Арсен Аваков, который вошел в состав украинской делегации в Париже и активно общался с прессой. Аваков сохранил пост под персональную ответственность президента, несмотря на недовольство общества и политической элиты. Именно ему приписывают неформальный контроль и над националистическим полком «Азов», входящим в структуру МВД, и над ветеранами-добровольцами из радикальных организаций, в том числе и теми, кто ездили в поселок Золотое накануне разведения войск и грозили Зеленскому сорвать мирный процесс, а теперь выходят на Майдан.